Поэзия

Виктор Коровкин

Ну, шо ж опять Вы так несмело...

- Ну шо ж опять вы так несмело

ко мне изволите входить?

Хвороба что ли одолела,

иль не с кем вам поговорить?

- Так, доктор, дело тут такое...

Который день лишен покоя -

я не могу ни сесть, ни встать,

и это стало угнетать.

Болит вот тут. И даже ниже.

И сзади. Да, примерно там.

Крадется прямо по пятам.

Становится все ближе, ближе,

потом как хватит просто враз...

- Мне интересен ваш рассказ,


прошу вас, продолжайте дальше.

- Так, доктор, я же все сказал...

Прошу, не надо лишней фальши,

я много в жизни повидал.

Удар судьбы стерплю я снова,

лишь разъясните мне толково.

У вас завидный кругозор,

так огласите приговор...

- Ну, шо ж вы, батенька, так сразу.

Еще не вечер, вам скажу.

Сейчас лекарства пропишу -

мы мигом вытравим заразу.

На скрипке сможете играть.

- На скрипке?! - Это так сказать,


но если вашим увлеченьем

всю жизнь являлся контрабас,

то после нашего леченья

со смелостью заверю вас...

- Простите, доктор, но нельзя ли

теперь, в отсутствие печали,

сказать, что надо принимать,

чтоб поскорей здоровым стать.

- Понятно ваше мне желанье.

Попейте на ночь аспирин,

касторку, мяту и стрихнин.

Покой и сон. И воздержанье -

довольно важная деталь.

- Вы, доктор, прямо зрите вдаль!


Но как подобное возможно?!

Как?! Не могу я в разум взять...

- Со всею искренностью ложной:

смиритесь и прошу принять.

Звонок некстати, извините.

Алло, меня пока не ждите,

тут у меня идет приём.

Мужчина. Да. Мы с ним вдвоём.

О, да, я помню Гименея.

Тяжелый случай, это раз.

А во-вторых... Который час?

Но, Пупсик, я уже бледнею...

Что значит "раз и навсегда"?

Я буду вскорости. Когда?


Как рак на Эвересте свистнет!

Не надо снова начинать!

Твой суп? С чего он вдруг прокиснет?

Ну вот, заладила опять...

Какого "подлого разврата"?

Я связан клятвой Гиппократа!

Алло! Алло! Ну эпизод...

Достала напрочь... Ёшкин кот...

Уйду, чтоб стало неповадно...

Зачем мне этот атрибут?

А вы шо ёрзаете тут?

- Но, доктор, ведь болит нещадно!

Так что же сталось вдруг со мной?

Я как-никак едва живой.


- Ах, что случилось в самом деле?

Катар дыхательных путей

в предельно нижнем их отделе!

Вопроса не слыхал глупей.

У вас еще хреновый резус!

- Помилуйте, но что за ребус?

Как я ни бьюсь, не разгадать.

Что за лекарства мне глотать?

- Глотать что-либо уже поздно.

Пора вам это осознать.

И чтоб ко мне не приставать,

готовьтесь к худшему, несносный.

Эх, клятву должен я блюсти,

и по сему решил спасти


я вас из цепких лап напасти,

но, как сказал один пиит,

поменьше лучезарной страсти.

Та в вашем возрасте вредит.

Отбросьте лишнюю харизму

и ставьте регулярно клизму.

Не надо ваше "не хочу",

а то сейчас вас проглочу.

- О, Боже мой, какое бремя!

А клизму ставить мне когда?

Лишь до еды? - О, нет, всегда!

И до, и после, и во время.

Сомнений ком гоните прочь.

Я думаю, должно помочь.


- Спасибо, доктор, за надежду,

что подарили мне опять.

Простите крупного невежду -

вопрос имею вам задать.

Вы рассказали мне про скрипку...

- Я не могу сдержать улыбку.

Отправлю вас я к ушнику,

покажет Бабу вам Ягу

и музыкальный слух поставит,

позволив песню вам сменить,

чтоб стали вы поменьше ныть,

и дальше, думаю, направит...

Надеюсь, я не был с ним груб.

Идти придется кушать суп...